Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

я

(no subject)

* * *
Давай молчать с тобой на равных,
Коль разговор утратил смысл.
Нет ран, и соли нет на ранах.
Дождь голубей с балкона смыл.

Нет денег. В сотый раз обшарил
Карманы куртки - денег нет.
И, судя по всему, не шарик
Земля, а колющий предмет.
я

(no subject)

*  *  *

И тогда я скажу тем, кто мне наливали,
непослушную руку к "мотору" прижав:
если наша пирушка на книжном развале,
на развалинах двух злополучных держав
будет длиться и там, за чертою известной,
именуемой в нашем кругу роковой, -
я согласен пожертвовать другом, невестой,
репутацией, совестью и головой.


Если слово "пора" потеряет значенье
(никому не пора, никуда не пора!),
если это внутри и снаружи свеченье
не иссякнет, как не запахнётся пола, -
я согласен. Иначе я пас. И от паса
моего содрогнутся отряды кутил.
Зря в продымленных комнатах я просыпался,
зря с сомнительным типом знакомство водил.


Потому что не времени жаль, не пространства.
Не державы пропащей мне жаль, не полцарства.
Но трезветь у ворот настоящего Царства
и при Свете слепящем, и руки по швам,
слышать Голос, который, как Свет, отовсюду -
не могу, не хочу, не хочу и не буду;
голоса и свеченье, любезные нам,
Свет и  Голос рассеют... Но поздно. Сынам
недостойным дорога заказана к Чуду.


(1989)
решетка

Белфаст

 Феликс Чечик прислал мне несколько радиоэссе Дениса, которые ему в Праге передал  Игорь Померанцев.  Все эти эссе войдут в книгу, посвященную Денису Новикову. Феликс, составитель готовящегося издания, любезно разрешил мне поместить одно из них в жж.


Белфаст

(Звучит песня Пола Маккартни) 

         Эта, посвящённая проблеме Ольстера, песня Пола Маккартни официально запрещенная в Великобритании: «Отдайте Ирландию ирландцам». Легко сказать, да трудно сделать: и в современном Белфасте, где я оказался волей случая, сие мнение бескомпромиссно отстаивает организация «OIB». «Рыцари оранжевого ордена», как  ещё их называют, непримиримые сыны англиканской церкви ежегодно устраивают торжественное шествие. И маршрут норовят проложить так, чтоб проходил он поближе к католическим районам – напомнить, кто на этой земле хозяин. А городские власти препятствуют, дабы не раздувать и без того полыхающий огонь.

Read more...Collapse )
G.Ye.

Интимная бабочка Дениса

В архиве журнала «Стас» (1995-97 гг.), нашел текст радиожурналиста Игоря Померанцева,
в те годы – пражского сотрудника «Радио Свобода». Эту запись РАЗГОВОР О ТАТУИРОВКАХ
автор предполагал включить в свою книгу «Радио «Титаник». В беседе приняли участие
отставной майор Данцик Балдаев (бывший оперативник Ленинградского уголовного розыска,
фольклорист и составитель «Словаря тюремно-лагерного блатного жаргона»), писательница
Юлия Вознесенская, мастер татуировки с Манхеттена Григорий и поэт Денис Новиков.
В журнале «Стас» этот текст напечатан не был, в Сети его не обнаружил - воспроизвожу
по машинописному экземпляру Игоря Померанцева:


<...> Мой последний собеседник, московский поэт Денис Новиков, вырос в интеллигентной
семье. С юности влюблён - и не безответно - в поэзию. Но ни воспитание, ни любовь
к литературе не помешали ему сделать наколку. Случилось это в Северной Ирландии под
Белфастом. Я спросил Дениса, что вдохновило его сделать татуировку.
- Мне всё это просто с детства нравилось. Это похоже на детскую мечту - вот подрасти
и вволю мороженого наесться. А вот мой детский взгляд приковывали различные русалки,
якоря, факелы на плечах и спинах загорающих дядь. Ну, когда подрастаешь на самом деле,
делаешь себе, ребёнку, подарки. Моя наколка всё-таки стилизованная. В ней нет
знаковости, за ней не стоит судьба, как положено в России. В России за всем должна
стоять судьба. Там же человек не может преждевременно облысеть просто так - вот от
природы, с рождения корни волос слабые. Нет, он должен либо облучиться, либо увидеть
нечто невероятно жуткое, так чтобы растительность повылезала. Поэтому я сделал
намеренно, чтобы никого не раздражать, нейтральную бабочку. Я сделал её в укромном
месте. Мне показали несколько альбомов с чудовищными какими-то вещами. Можно было Микки-
Мауса наколоть, или какого-то дракона во всю спину. А скромная бабочка, она как-то там
ютилась в уголке одной из страниц альбома и на этом фоне, безусловно, выигрывала. Сделал
я её не на руке. Иначе любой мог бы подойти и поинтересоваться, что я этим хотел
сказать, мотал ли я срок, по какой статье, а бабочка - это нечто женственное, ага,
значит, там, в зоне к шоколадному цеху был приставлен, по бараку с тряпкой летал. Ну, вы
понимаете. Но если в жёсткой знаковой системе в России всё-таки моя бабочка должна что-то
означать, то она означает сразу всё: и несчастную любовь, и растраченные годы, и браваду,
что, дескать, мы ещё попьём на лугах Божьих нектара.
- А почему вы это сделали не в вашей родной Москве, а в Северной Ирландии?
- Представился случай. Не знаю, сподобился бы я пойти в Москве, да и куда? А в Северной
Ирландии вся эта культура цветёт пышным цветом. У меня была ещё компания. На самом деле
моя наколка ещё некий знак, памятный знак о той компании, в которую я попал в Северной
Ирландии, и в которую уже едва ли попаду когда бы то ни было. Это были странные типы,
охранители британской государственности, так называемые «оранжевые люди», которые
приструнивают католиков и даже время от времени их убивают. Мы провели несколько чадных
каких-то дней, много пили, пили за британскую королеву, за протестантскую церковь, за
православную церковь, которая при моём появлении была ими объявлена сестрой
протестантской. И как-то, как-то незаметно переместились к дверям татуировочной студии.
И меня поразила лёгкость, с которой я могу вот сейчас сделать то, о чём я на самом деле
мечтал всё моё детство. И потом меня подкупила обстановка этой студии татуировочной.
Знаете, поддельные шелка, восточный bric-а-brас, ручной волк посапывает в углу. Тоже что-
то из детских грёз: где-то на дне, в кейптаунском порту, куда прихоть судьбы занесла
героя... Вот-вот китаец войдёт с кальяном, красотка с розой в зубах и розой на плече.
- Денис, а вам не было больно?
- По сравнению с тем, как пломбу ставить или кровь сдавать, это совершенно легко
переносимая операция. Нет, мне не было больно. Мало того, за руку меня держала в этот
момент одна из девушек, входящих в союз охранителей британской государственности, и мне
было бы просто неловко показать, что я как-то мучаюсь. Нет, я улыбался, и мне было даже
весело. Нет, нет, это очень безболезненная операция.
- А вы не испытывали чувства брезгливости?
- Нет, нисколько. Во-первых, это не руки, а машинка. 0перация вполне гигиеничная.
Спиртовым раствором протёрли известное место. Человек, который это делал, профессионал.
Большую брезгливость я испытывал в Москве, когда показывал приятелям, которые, знаете,
по такой российской же традиции недоверчиво поглядывали на мою бабочку и говорили: «А, это
у тебя переводная картинка. Сейчас мы её ногтем поколупаем, она и сойдёт». А я не люблю,
когда ко мне грязными пальцами лезут.
- Денис, а в каком месте у вас татуировка?
- Наверное, это место можно назвать бедром, но в той области бедра, что ближе к паху.
- А вы не стесняетесь вашей наколки в бане или на пляже?
- В бане я не бываю, а на пляже она удачно задрапирована плавками. В определённых
обстоятельствах я показывал её некоторым барышням, среди которых были и поэтессы, и вот
если моя бабочка выпорхнет в каких-то томных ямбах, ну, значит, тем более было не зря.

P.S.
Свою интимную бабочку Денис охотно демонстрировал всем и каждому. Мне – в лифте
редакции «Московских новостей», где, кроме нас, были еще две редакционные девицы,
при звуке поехавшего зиппера буквально выпавшие в осадок.

Ценник

От вещи останется ценник.
Не верится — десять рублей.
Останется Ленин от денег,
на лоб ему ценник приклей.
Не плюй на возложенный веник,
камней не бросай в мавзолей,
как провинциал шизофреник.
Войди, поклонись и приклей.
Smile
  • tiomkin

* * *

Долетит мой ковер-самолет
из заморских краев корабельных,
и отечества зад наперед –
как накатит, аж слезы на бельмах.

И, с таможней разделавшись враз,
рядом с девицей встану красавой:
- Все как в песне сложилось у нас.
Песне Галича. Помнишь? Той самой.

Мать-Россия, кукушка, ку-ку!
Я очищен твоим снегопадом.
Шапки нету, но ключ по замку.
Вызывайте нарколога на дом!

Уж меня хоронили дружки,
но известно крещеному люду,
что игольные ушки узки,
а зоилу трудней, чем верблюду.

На-кась, выкуси, всякая гнусь!
Я обветренным дядей бывалым
как ни в чем ни бывало вернусь
и пройдусь по знакомым бульварам.

Вот Охотный бахвалится ряд,
вот скрипит и косится Каретный,
и не верит слезам, говорят,
ни на грош этот город конкретный.

Тот и царь, чьи коровы тучней.
Что сказать? Стало больше престижу.
Как бы это назвать поточней,
но не грубо? – А так: НЕНАВИЖУ

загулявшее это хамье,
эту псарню под вывеской «Ройял».
Так устроено сердце мое,
и не я это сердце устроил.

Но ништо, проживем и при них,
как при Лёне, при Мише, при Грише.
И порукою – этот вот стих,
только что продиктованный свыше.

И еще. Как наследный москвич
(гол мой зад, но античен мой перед),
клевету отвергаю: опричь
слез она ничему и не верит.

Вот моя расписная слеза.
Это, знаешь, как зернышко риса.
Кто я был? Корабельная крыса.
Я вернулся. Прости меня за…

1995
Smile
  • tiomkin

1996

Бродят стайками, шайками сироты,
инвалиды стоят, как в строю.
Вкруг Кремля котлованы повырыты,
здесь построят мечту не мою.
Реет в небо последняя летчица,
ей остался до пенсии год.
Жить не хочется, хочется, хочется,
Камень точится, время идет.
vinho verde
  • falcao

Чукокола

Голое тело, бесполое, полое, грязное.
В мусорный ящик не влезло и брошено около.
Это соседи, отъезд своей дочери празднуя,
Выперли с площади куклу по кличке Чукокола.

Странное имя ее раздражало хозяина.
Ладно бы Катенька, Машенька, Лизонька, Наденька...
Только Чукоколой, словно какую козявину,
Дочка звала ее с самого детского садика.

Выросла дочка, у мужа теперь в Лианозово.
Взять позабыла подругу бесценного времени.
Там, где супруг ее прежде играл паровозами
И представлялся вождем могиканского племени...

Грязная кукла Чукокола мерзнет на лестнице,
Завтра исчезнет под влажной рукою уборщицы.
Если старуха с шестого, - так та перекрестится.
А молодая с десятого - и не поморщится.

P.S. Текст этого стихотворения Д.Н. был мне любезно сообщён pimonov_v. См. также обсуждение здесь: http://karaulov.livejournal.com/558196.html
Smile

(no subject)

Учись естественности фразы
у леса русского, братан,
пока тиран куёт указы.
Храни тебя твой Мандельштам.
Валы ревучи, грозны тучи,
и люди тоже таковы.
Но нет во всей вселенной круче,
чем царскосельские братвы.