Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

я

(no subject)

*   *   *

Так воин хочет отдохнуть, а ворон хочет есть
и принимает долгий сон он не за то, что есть.
Он принимает сон за смерть по общей слепоте.
Все слепнут. Вороны и те, да, вороны и те.
Так от начала всех времён до самого конца -
один уснул и в нём другой провидит мертвеца,
как будто ворон - человек, да, волк и чёрный вран.
А ты, делящий с ним ночлег, ты как бы ресторан...
А мне велели передать, что воин будет спать,
и просыпаться, и впадать в беспамятство опять.
я

(no subject)


*  *  *


Всё сложнее, а эхо всё проще,
проще, будто бы сойка поёт,
отвечает, выводит из рощи,
это эхо, а эхо не врёт.


Что нам жизни и смерти чужие?
Не пора ли глаза утереть.
Что - Россия? Мы сами большие.
Нам самим предстоит умереть.
reverzin и лев

14 апреля

* * *

Ф. Николаеву

Рождение. Школа. Больница.
Столица на липком снегу.
И вот за окном заграница,
похожа на фольгу-фольгу,

цветную, из комнаты детской,
столовой и спальной сиречь,
из прошлой навеки, советской,
которую будем беречь

всю жизнь. И в музее поп-арта
пресыщенной черни шаги
нет-нет да замедлит грин-карта
с приставшим кусочком фольги.

И голубь, от холода сизый,
взметнется над лондонским дном,
над телом с просроченной визой
в кармане плаща накладном.

И призрачно вспыхнет держава
над еврокаким-нибудь дном,
и бобби смутят, и ажана
корявые нэйм и преном.

А в небе, похлеще пожара,
и молот, и венчик тугой
колосьев, и серп, и держава
со всею пенькой и фольгой.

1992


Сегодня Денису Новикову могло исполниться 39 лет
  • atenedo

* * *

Еще душе не в кайф на дембель
в гражданском смысле слова, гибель
еще вчерне глотает стебель
и крепко держит, будто ниппель.

Еще не больно в небо пальцем,
играя с тяготеньем в прятки
сырой мансарды постояльцем,
где под матрацем три тетрадки.

Предпочитаю быть покамест,
по книгам числюсь, что ж такого,
что черный калий твой цианист,
веревка белая пенькова.
уважаемый!, ...и Вам мяу-мяу
  • kulle

Виктор Куллэ на смерть Дениса

Виктор Куллэ


На смерть Дениса Новикова

1.

…тра-та-та тра-та-та-та-та та-та-та издалека
просочился слушок о твоей невесёлой победе.
Ты приснился живым на излёте своих сорока
дней положенных мытарств, которых стремился избегнуть.
Эк тебя занесла напоследок, солдат буриме,
волонтёр конопли, на страну и на время обида!
Знаменитым бровям и девичьей ресниц бахроме,
светлой чёлке твоей истлевать под звездою Давида
будет много быстрее — у нас ведь покамест мороз.
Ты и тут поспешил, везунок, неуёмыш всегдашний.
Помнишь, Саша тянул «Посошок», доводя нас до слёз?
Ты зашил свой мешок с незатейливым скарбом бумажным.
Мандельштамовско-бродским гекзаметром нынче лабать
лишь о смерти пристойно…
К далёким светящимся стражам,
приобняв напоследок, уходишь, закинувши кладь
за плечо. Просыпаюсь. Светло и не страшно.


2.

Не водовка, не пьяный отморозок,
которого смешно страшился ты,
и даже, говорят, не передоза —
кощунства? срамоты? —

тебя убила собственная язва,
натёртая о краешек стола.
Страна, что приласкала слишком явно,
да соску отняла.

И мне ли — прежде брату, после — чорту,
являвшемуся с белочкой к тебе —
судить сейчас, оправдываться в чём-то,
бессмысленно скорбеть? —

а вот скорблю. Бессмысленно. На ощупь.
В той, Дантом навещаемой стране,
тебе, исчадью, верно нынче проще,
чем будет мне —

зануде-моралисту. Мастерица
обманок — речь — взяла тебя на фук…
Не всё, Дениска, за стишки простится.
Не всякий звук

с Последним Словом так-таки созвучен.
Но нет управы собственным устам.
Прости — мудак. Ты знаешь это лучше
сегодня. Там.


3.

Поговори со мной. Не в том примочка,
что сочинять ни сил, ни смысла нам
никто не даст взаймы. Табак подмочен,
а воздух выпел Мандельштам.

На стол — разнокалиберную утварь!
О бабах! — и ни слова про режим
больной страны, которая под утро
проснётся с именем чужим.

Ты жив ещё, и ты ещё не в ссоре
как будто ни с Тимуром, ни со мной,
и ни с самим собой. Рыдают «sorry»
над Англией смешной

раскормленные чайки. «Против наших,
чай, этим нипочём не устоять —
расслабились под скипетром монаршим,
япона мать,

нюх потеряли!..» Я тебя по нюху,
по дури отыщу в дурном былом —
в той комнате, где ставили порнуху,
но был облом

и на двоих давать ломалась краля —
не то, что некогда в Москве…
Наш воздух был, и он был честно скраден,
взаправду отворован у СВ.

Когда ж он стал похабней дихлофоса
и поэтесс, лихих на передок? —
в Москве, в Москве начала девяноста-
чумных годов,

где я над диссертацией трудился,
где ты вдыхал насмешливый дымок…
Наш воздух никому не пригодился
и никого не уберёг.


4.

Мшистые стены крошащегося плитняка
леской из омута памяти извлеку.
Шмыгаешь в прошлое, дабы наверняка
утяжелить достоверной деталью строку.

Вот мы сидим, стопарь держа на весу
(рыба понтийская жарится на костерке),
до хрипоты обсуждая словесный сюр:
правильнее «в параднике»? «в парадняке»?

Ты, исхитрявшийся сызмальства делать спорт
и из любви, и из текста, утешься мздой —
вьюноша, взятый мной на Эвксинский Понт;
самый талантливый, наглый и молодой.

Вот мы тостуем: поручик и ушлый корнет.
Эмили Мортимер шепчет тебе «I love you».
«Я ж за Жоржа Иванова, — ты в ответ
брякаешь, — в рот беру и в жопу даю!..»

Хряпаем с локтя или — как бишь? — с локтя…
Дщерь Альбиона ответствует, превозмогая крен:
«Денья, ти очень кароший… — а чуть спустя
и еле слышно, — …но ты не gentleman».

Где же была пирушка? Несебрский пляж?
Стены общаги? Лондон? Московский флэт?
Шамбала? Амстердам? — где хмельной кураж
ты променял на вдумчивый марафет?

Так-таки важно?.. Впрочем, заведено
чтобы оставшийся кореш чтил календарь.
Ты раздаёшь ножи — ну а мне вино
лить новогодней полночью в твой стопарь.
уважаемый!, ...и Вам мяу-мяу
  • kulle

Феликс Чечик на смерть Дениса

Это текст, полученный мной от нашего с Деней Литинститутского однокашника Феликса Чечика в преддверии вечера. Насколько я знаю, это его (Феликса) руками устроено надгробие Дениса. И он же поддерживает Юльку.

Здравствуй, Витя!

Спасибо за предложение написать о Денисе и за вечер его памяти. Он, один из не многих современных поэтов, который действительно заслуживает того.
Денис умер 31 декабря 2004 от сердечного приступа. Приехавшая "Скорая помощь" только зафиксировала смерть. Никакого самоубийства не было. Хотя то, что он делал с собой последние годы, можно назвать и так.
Юлька, сам понимаешь, очень тяжело перенесла его смерть. Мы с ней видимся достаточно часто,хотя и живём в разных городах.
Работает. Старается привыкнуть к жизни без него. Не могу сказать, что это ей удаётся.
Вот небольшой текст, который я написал к стихам Дениса. И несколько стихотворений. Реши сам, что с этим делать.

Удачи.
Феликс.

Умер Денис Новиков.

Год рождения и год смерти поэта всегда приблизительны. И только «тире», — выдох, междометие, — говорит нам больше, нежели сухая цифирь. Но, уж если никак нельзя обойтись без неё, на могиле должны стоять не (1967–2004), а (1743–2004): снегирь, перелетая с золотой на серебряную ветку, полоща горло воздухом Нескучного сада, питаясь горько-сладкой рябиной с Тверского и запахом черемухи у кольцевой, в Палестине — где же ещё? — присел отдохнуть.

И в разговоре с отцом, и со строчной и с прописной, сын почтителен и горд, искренен и упрям, как и подобает сыну.

Не космонавтом, но Моисеем.
И мандариновый запах новогодней ёлки, и карета скорой помощи со звездой Давида, суть подлинности дара.

А что до безвременности, об этом судить не нам, но радоваться, что он был.

Тем более что слово не воробей.
А снегирь.

Певчий.


х х х

Нас двое---третий лишний.
Недавно ли? Давно?
Пока я спал ты вышел
в январское окно.

Ты вышел и обратно
не возвратился в дом,
но погостил у брата
и свиделся с отцом.

Покуда вам крутили
забытое кино,
шабашники забили
январское окно.

Потом они забили
на всё и стали пить,
и пили, пили. пили,
не в силах прекратить.

А протрезвев, молчали
и пялились в окно;
и по столу стучали
бесшумным домино.

Цвели и пахли розы.
благоухал "Агдам",
в крещенские морозы
на речке Иордан.

2005


х х х

В марихуанном и не только
раю, где время быстротечно,
ты задержался не надолго,
но оказалось, что навечно.

За стойкой бара Коля, Ося,
Марина, Жоржик, Боря, Аня.
Бармен поглядывает косо
на отражения в стакане.

Бедняга не уразумеет,
что у поэтов есть обычай
переходить, когда стемнеет
с мирского языка на птичий.

И не оплёвывать, напротив
любить от всей души друг друга.
А в это время, между прочим,
в Сокольниках бушует вьюга.

А на Тверском бульваре крыши,
как ты просил, Господь, пометил,
и театральные афиши
до дыр зачитывает ветер.

И на Ваганьковском у брата
цветёт искусственная роза.
И так желанна, так чревата
запоём рюмочка с мороза.

Москва ни то, чтобы икает,
но помнит старую обиду.
И оберег не помогает,
а так, болтается для виду.
2004
Smile
  • tiomkin

(no subject)

Так воин хочет отдохнуть, а ворон хочет есть
и принимает долгий сон он не за то, что есть.
Он принимает сон за смерть по общей слепоте.
Все слепнут. Вороны и те, да, вороны и те.
Так от начала всех времён до самого конца —
один уснул и в нём другой провидит мертвеца,
как будто ворон — человек, да, волк и чёрный вран.
А ты, делящий с ним ночлег, ты как бы ресторан...
А мне велели передать, что воин будет спать,
и просыпаться, и впадать в беспамятство опять.
  • Current Music
    Zak May - Vse Napominaet o Tebe
Brezhnev
  • tiomkin

А.Андрееву

А. Андрееву.

Ресница твоя поплывет по реке
и с волосом вьюн,
и кровь заиграет в пожухлом венке,
и станешь ты юн.

И станешь ты гол, как сокол, как щегол,
как прутья и жердь,
как плотской любви откровенный глагол
идущих на смерть.

И станешь ты сух, как для детских ладош
кора старика,
и дважды в одну, как в рекламе, войдешь,
и стерпит река.